Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

LIMA

Последняя запись

(dwas: это тут из старенького, ко дню рождения Булата Шалвовича, может кто-то забредет на Zelný tгh v Brno, увидит, помянет? )

okudzavaСамая последняя запись Выступления Булата Шалвовича на публике.
Эта профессиональная запись была сделана сотрудниками Чехословацкого телевидения. Концерт состоялся 27 октября 1995 года в брненском театре "Husa na provázku", этот концерт, а равно и приглашение Поэта в Чехословакию организовал чешский поэт, переводчик и исполнитель Jiří Vondrák. Известно также, что 29 октября Булат Шалвович выступил с концертом в Праге, в Театре Комедии, здесь его встречал чешский актер и режиссер Jiří Suchý. Запись с этого, теперь уже действительно последнего публичного выступления Окуджавы не сохранилась. Зато запись концерта в Брно существует, она в виде CD стала звуковым приложением двухъязычной публикации стихов Булата Окуджавы "Eще один романс/ Ešte jedna romanca" /Petrus, 2014, transl. Jan Štrasser.
Collapse )

This entry was originally posted at https://ded-vasilij.dreamwidth.org/1296568.html. Please comment there using OpenID.
LIMA

В порядке еле-живой очереди.

motto:
“Жили бедно, ютясь и лаясь.’
©1985, Саша Соколов, ‘Палисандрия’,
Ann Arbor: Ardis Publishing,


Сегодня maxim_nm  в стопицотый раз накинул ‘очередную’ совковую лопату говнища. Люблю такое.
Да-да, речь о всеми нами трепетно и благоговённо поминаемых совковых очередях. Об этих неотъемлемых элементах нищенького, вонького, краснопузенького, безропотного советского общежития. И это, следует заметить, в столицах, ибо там иногда еще шо-то и выбрасывали в рыло шароебствующим в поисках, как псы на помойке, гражданам самой счастливой сраны на свете. А в провинциальных ебенях не было даже очередей.
Ну, в столице, так в столице. Наложу-ка и я свою жменю на чашку ассенизационных весов истории.
[Студенческий ломЪ (click to open)]
‘Студенческий ломЪ’
Это самая, пожалуй, абсурдная очередь из виданных мной в жизни. Масква-и-масквичовые старожилы утверждали, что это такая старинная московская традиция.
Так вот, Москва, как считалось тогда в первой мире стране победившего социализма непуганых, недопуганных и перепуганных идиотов, отдаленных пространств которой еще не коснулись ножки Терпсихоры, Мельпомены и примкнувшей к ним Талии, была не просто столицей Мира, но и преторией высокого театрального искусства. В ней, на начало второй дюжины партсъездов, насчитывалось баснословное количество театров, а именно 26 штук. Включая театр советской армии и флота, кукол, театр ленинского комсомола, сатиры, кино-театр Россия, и многие прочие, хорошие и разные, большие, маленькие, и в большинстве своем откровенно хуёвые.
Но несмотря на невиданные достижения в деле мультиорденоносного театрального искусства, на всех его (искусства этого, как и колбасы) расчитано не было. А поэтому после раздачи вступительных билетов и прочей контрамарочной валюты в разные блатные (в хорошем некриминальном смысле) партийные, интуристовские, комсомольские, елисеевские и профсоюзные инстанции все, что оставалось ежемесячно, поступало в кассы театра на предварительную продажу. В ‘лучшие’ театры (ленком, современник, моссовета, Таганка..) театралы занимали очередь с вечера, отмечались на ладошках, а к утру, к самому открытию касс..
..дюжина крепких ‘студентов’ просто приходила перед самым открытием окошка и просто занимала очередь.
Но не с хвоста, а с головы ее. Театралам с испищренными химическим карандашом ладошками, цедульками и тетрадками списков, простоявшим там иногда с вечера, предлагался свободный выбор: или просто подвинуться, или внести свое имя в новый ‘ломовой’ список в порядке уже полуживой очереди и купить билеты.
‘Студенты-ломовики’ успевали окучивать по две-три театральные кассы за одно утро. На Маяковке, например, это было просто и близко. А иногда не успевали, нарываясь на такой же ‘лом’ завзятых театралов.
Пеес еще: Понятное дело, это работа для профессионалов (в составе организованной группы), ‘лом’ тоже понятно, ибо супротив ему нет приема. Не понятно другое, - почему лом этот именно ‘студенческий’? Намек на интеллигентные мотивы громил? Или это холодный расчет: попавшим в кутузку добрым молодцам скостят срока, по причине их любви к искусству, как движущей силы их уголовной деятельности, а не каких-то корыстных мотивов и шкурной жажды наживы.


К слову, у меня есть собственная абсурдная фотогалерея советских очередей:

[Spoiler (click to open)]motto:

“..Их должно резать или стричь..”©️

Но особенно живыми в ссср были очереди ИЗ парикмахерских.
И правда, К чему стадам дары свободы?

Очередь росгвардейцев в кремль за доступным жильем:

1931_parad naduvnych domov

Очередь простых советских людей за царь-орденом царь-ленина:


Очередь героических бойцов ркка за победой:
plennyje


Очередь в большой театр на балет “любовь Яровая”
bolshoj


очередь в замоскворецкий, ордена горбатого краснознаменный крематорий им ленина...

3CE6A7C1-AAFD-4A28-9C27-DCC06D5BB159.jpeg

r.i.p.

Самая последняя звукозапись Булата Окуджавы

(dwas: это тут из старенького, ко дню рождения Булата Шалвовича, может кто-то забредет на Zelný tгh v Brno, увидит, помянет? ) okudzavaСамая последняя запись Выступления Булата Шалвовича на публике. Эта профессиональная запись была сделана сотрудниками Чехословацкого телевидения. Концерт состоялся 27 октября 1995 года в брненском театре "Husa na provázku", этот концерт, а равно и приглашение Поэта в Чехословакию организовал чешский поэт, переводчик и исполнитель Jiří Vondrák. Известно также, что 29 октября Булат Шалвович выступил с концертом в Праге, в Театре Комедии, здесь его встречал чешский актер и режиссер Jiří Suchý. Запись с этого, теперь уже действительно последнего публичного выступления Окуджавы не сохранилась. Зато запись концерта в Брно существует, она в виде CD стала звуковым приложением двухъязычной публикации стихов Булата Окуджавы "Eще один романс/ Ešte jedna romanca" /Petrus, 2014, transl. Jan Štrasser. Collapse ) This entry was originally posted at https://ded-vasilij.dreamwidth.org/1296568.html. Please comment there using OpenID.
LIMA

Маха, голая, 30 шт.

Q1. Боевой махолет «Залупа «Авангард» во время финального испытательного пуска 26 декабря достигла 27 махов, ... Последние испытания показали, что он достиг скоростей, близких к скорости 30 махов. Около 27 махов он набрал скорость», рассказал вице-премьер Юрий Борисов в интервью телеканалу «Россия 24».
Q2. «26 декабря американские развед-спутники не зафиксировали никаких пусков ракет с территории Оренбургской обл., и "поражения целей" на Камчатке.»
Q3. “Разгонный блок «Бриз-М» в составе ракеты «Протон-М» недовывел на расчетную орбиту военный спутник «Космос-2533»,

Dwas comment: Блядь, потому-то и неизафиксировали, махолет-то этот гиперневидимый никакими разведспупниками. Так разогнался, что с тридцати гойих Мах бельё посрывало нахуй.

LIMA

Окуджава - последняя в жизни запись

dwas: это тут из старенького, каникулы, отпуска, может кто-то забредет на Zelný tгh v Brno, увидит, помянет?

okudzavaСамая последняя запись Выступления Булата Шалвовича на публике.
Эта профессиональная запись была сделана сотрудниками Чехословацкого телевидения. Концерт состоялся 27 октября 1995 года в брненском театре "Husa na provázku", этот концерт, а равно и приглашение Поэта в Чехословакию организовал чешский поэт, переводчик и исполнитель Jiří Vondrák. Известно также, что 29 октября Булат Шалвович выступил с концертом в Праге, в Театре Комедии, здесь его встречал чешский актер и режиссер Jiří Suchý. Запись с этого, теперь уже действительно последнего публичного выступления Окуджавы не сохранилась. Зато запись концерта в Брно существует, она в виде CD стала звуковым приложением двухъязычной публикации стихов Булата Окуджавы "Eще один романс/ Ešte jedna romanca" /Petrus, 2014, transl. Jan Štrasser.
Collapse )
LIMA

James Joyce in Trieste

Дружище Вернер давеча в клубе помянул Шаова «Томик Джойса в руке – атрибут утонченной натуры.»
Вот я и клюнул на эту наживку.

Модернист, иезуит, поэт, утонченный ирландец, двадцати двух лет от роду вместе со своей горничной Норой ( спустя 28 лет ставшей, наконец, его супругой) поселился в тогда еще австро-венгерском Триесте и писал здесь своего «Улисса» (книга стоит первым номером в списке «100 лучших романов Новейшей библиотеки», однако в своё время попал под судебный запрет и 10 лет не мог быть издан в США, про это ниже).
Благодарные итальянцы лишь в 2004 году воздали Джойсу по заслугам и помянули его даже не словом, а интересным памятником.
Бронзовый Джойс прогуливается по центральной части Триеста, по мосту Ponterosso через Canale Grande. Слева у него велколепный вид на Храм Sant’Antonio Taumaturgo, а справа и сзади удивительный театральный музей и набережная. Особенно странным кажется то, что лицо у памятника  никак не тянет на двадцатилетнего юношу. Возможно скульптор хотел сказать, что любовь к Триесту сохранилась у Джойса на всю жизнь?
Joyce

Collapse )