dedo Vasiľ (ded_vasilij) wrote,
dedo Vasiľ
ded_vasilij

Граффити

«Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»
©1941-1955?



Согласно  легенде этот нерукотворный апокриф появился на оштукатуренной белой стене без каких либо следов пуль и осколков в каземате (?) или казарме (?).
Кто помнит книжку Сергея Смирнова, в которой несметные вражьи полчища вероломно забрасывали Брестскую крепость бетонобойными снарядами весом более 2-х тонн, фугасными массой 1250 кг., оставлявшими воронки диаметром 30 метров, разные паяльные огнеметы - тот сможет представить себе весь этот ужас: обугленные стены, расплавленный кирпич в бетонных руинах, стертых в порошок...
Трудно, наверное, было найти невредимую стену для этой душераздирающей своим героизмом граффити. Но наши просто так не сдаются. Под бомбами во вражьем огне нашли геройские чекисты оштукатуренную и побеленную стенку. Причем такую, к которой до этого ни разу не поставили ни одного пленного поляка или врага народа. Одна там такая осталась, последняя.
Прочие чудеса советской истории архитектуры на марше лучше опустим.
Довольно архитектурных изысков. Займемся людьми.
Что делал 132-тый отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР, дислоцировавшийся в Брестской крепости с сентября 1939 по июнь 19141 года, никто случайно не интересовался? А стоило бы.
Один из ответов можно найти у Исаака Башевица Зингера:
Кроме всего прочего (многого прочего) они планомерно и систематически отлавливали беженцев из западных частей оккупированной Польши, главным образом евреев, которые совершенно осознанно, следуя своим левым социалистическим иделам искали убежища в советских объятьях, в восточной части Польши, оккупированной СССР.
После поимки и задержания их сортировали - белоруссов и поляков грузили в вагоны и отправляли в сибирские гулаги, а вот евреев они в гулаги не отправляли. Собрав группы еврейских друзей советского союза численностью 20-30 человек их под конвоем сажали в грузовики, везли на демаркационную линию и там организованно передавали Гестапо.
В фильме Анджея Вайды "Катынь" эти конвойные батальоны НКВД сыграли главную роль.
Сразу после известного брестского парада братьев по оружию Гудериана и Кривошеина, на плечи конвойных батальонов НКВД легла еще одна нелегкая, но почетная задача. Им пришлось позаботиться о героических участниках обороны Брестской крепости, солдатах и офицерах под командованием польского ген. Константина Плисовского, взятых в плен немцами и переданных НКВД сразу после брестского парада победителей.
Прежде всего их персчитали-переписали, а затем, под конвоем этапировали в Старобельский, Осташковский, Юхновский, Козельский, Путивльский, Козельщанский, Южский и Оранский лагеря, специально созданные для содержания польских военнопленных.
Позднее, весной 1940 года эти же конвойные батальоны НКВД обеспечивали транспорт поляков в катынский лес с их последующим физическим истреблением (на краю рва им завязывали руки проволокой и стреляли в затылок).
Я тут толкую о настоящих защитниках крепости, а не об этих энкавэдешных упырях, героизм которых был упорно высосан из агитпропьей писи. Однако, эти поляки в сентябре 1939 года никак не могли оставить на стене запись на русском языке «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина».
А надпись эта была якобы: обнаружена в казарме 132-го отдельного (отдельного - sic!) батальона конвойных войск НКВД СССР, одного из четырёх подразделений войск НКВД, которые вместе с гарнизоном Красной Армии дислоцировались в крепости. Позднее надпись была переведена из Бреста в Москву, войдя в состав экспозиции Центрального музея Вооружённых сил. Копия надписи была выполнена в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой».

А вот что написал Валентин Пикуль о настоящих защитниках крепости, державших оборону более двух недель, но стены не маравших:
"…не повезло Гудериану. Мощным рывком от Кенигсберга его танковый корпус возник на подступах к Бресту; город немцы взяли с налёту, а крепость не сдавалась. Её гарнизоном командовал генерал Константин Плисовский — бывший офицер царской армии. Наши историки, воспевая героическую оборону Брестской крепости в 1941 году, старательно умалчивали, что такой же героизм был присущ и полякам в 1939 году. Гудериан, образно говоря, разбил себе лоб о нерасторжимые ворота крепости, но поляки сдаваться не собирались. Три дня вокруг фортов громыхало сражение, да такое, что все горожане попрятались в подвалах, а над Брестом ветер раскручивал языки пламени. Штурм за штурмом — нет, не сдаются, а горы трупов немцев растут. Гудериан откатился назад и вызвал авиацию. Бомбы рвались, танки — вперёд, из пушек — прямой наводкой. Сбили ворота, ворвались в крепость, а в ней — ни души: Плисовский ночью обманул Гудериана и тишком вывел гарнизон так, что немцы даже не заметили его отхода… Это случилось в ночь на 16 сентября, а через день к микрофону московского радиовещания подошёл Молотов…"
© В. С. Пикуль. "Площадь павших бойцов"
Subscribe

  • Khmer Rouge 2.

    Это заполярные ‘красные кхмеры’, оплот и надежда режима, насквозь счастливое поголовье, путинское поколение. Да, и это лишь начало, достаточно…

  • “Khuilo akbar!”

    Прогноз погоды на праздники: “Если с рфосийского оборонного завода пропадают сотни тонн взрывчатки, ждите всплеска терактов с применением этой…

  • Quotes

    Q1. : “ Генерал-майор ФСБ Александр Михайлов призвал наказать МОК за отстранение российских спортсменов от Олимпиад и чемпионатов.“ Q2. : “ Путин…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment