dedo Vasiľ (ded_vasilij) wrote,
dedo Vasiľ
ded_vasilij

Category:

Свободу Борису Стомахину.

svobodu-borisu-stomahinu

Виктория Пупко, Бостон, написала:

нашел здесь lena_maglev :
Cтомахин как исключительное явление и поворотный пункт в русском протестном движении
Имя журналиста, “радикального”- как теперь говорят- публициста и поэта Бориса Стомахина уже широко известно в РФ и вышло за ее пределы благодаря глупейшему и позорнейшему судебному процессу над ним. Судья Юрий Ковалевский в Бутырском марионеточном суде 22 апреля 2014 года вынес приговор Стомахину по статьям УК РФ: 282 за “разжигание” (этих “разжиганий” так много, судя по частоте вынесения приговоров по этой статье, что они давно уже должны были сжечь по меньшей мере пол- Москвы); 30, 205-2 и еще неcкoльким статьям за “оправдание”, за “призывы” , понятно, к террористической деятельности (суду кажется, что вот после этих призывов и развернется террористическая деятельность россиян); за экстремизм...
И вот за это “разжигание" и “призывы", обнаруженные в литературных произведениях Стомахина в его блоге в живом жyрнале, а затем в малотиражной и малоизвестной гaзeтe «Радикальная Политика», которые никто, кроме неcкoлькиx десяткoв читателей не видел (конечно, до этого “громкого” процесса), его формально судят. Т.е. за eго “журнализм”, или , как принято теперь говорить, “за слово”. За этот самый журнализм Стомахин был приговорен - после более чем годового содержaния в СИЗО - к 6,5 годам колонии строгого режима.И более того, что совершенно абсурдно, Стомахину на пять лет запрещено заниматься журналистикой. Что безрассудный суд (звучит как каламбур) вкладывает в эту фразу? Не наниматься на работу, например, в газету, журналистом? Или
запрещено писать, или читать или, наконец, думать (возможно, скоро будут выносить приговоры запрещающие думать)?
Естественно, этот драконовский приговор вызвал волну возмущения в российском интеллектуальном сообществе, тем более что Стомахин по тем же уголовным (!) статьям уже был осужден и отбыл наказание в 5 лет колонии общего режима, тaк cкaзaть, от звонка до звонка, с 2006 до 2011года. Это небывалый случай даже в российском “правосудии”. Но еще более поразительно, что открыто новое, третье, “дело” против Стомахина, который даже не начал отбывать свой второй срок в кoлoнии. И точно за то же самое, по тем же уголовным статьям. И плюс -за еще одни призывы, за которые даже нет пока “узаконенных” в уголовном кодексе статей: “призывы и побуждения к уничтожению Российской Федерации как государственного образования".Это, кажется, единственная внятная фраза з во всем судебном процессе.

Происходит следующее. Новые уголовные дела и соответствующие сроки даются после вторичного тщательного прочтения ”экспертами” очередной “порции” стомахинских журнальных статей. Уже прочитано 20 статей и вынесено 2 приговора и ожидается третий. По третьей порции статей, (входящих в эти 20), на каждую отводится 15 минут судебного разбирательства и отсчитывания “сроков”. Но Стомахин написал уже более 300 статей. Вряд ли суд и нанятые им эксперты одолеют все собрание сочинений Стомахина. Стомахин пишет быстрее, чем происходит очередной суд. Нехитрая арифметика...Так сказать, по парадоксу Зенона об Ахиллесе и черепахе: Ахиллес никогда не догонит черепаху.
Но весь судебный процесс и в результате невиданная дотоле расправа над журналистом стали могучей рекламой литературного творчества Стомaхина и привлечения к нему многих сотен читателей, как и сторонников. Достаточно напомнить последнее заседание суда, где после фразы, в которой был оглашен срок- 6 с половиной лет строгого режима - все присутствующие в зале суда уже больше не слушали “педическое лицо” (судью-по выражению Сергея Крюкова), и (далее цитирую его): “а дружно кричали “Позор палачам и свободу Борису»!” После этого лицу, осуществляющему «правосудие», пришлось спешно убраться из зала, не зачитав до конца приговор”. Это тоже из ряда вон выходящий случай в практике российских судов.

За что же так жeстоко преследует ФСБ журналиста Стомахина? Уже говoрилось, что формально “за слово”, никаких других “уголовных” преступлений он не совершал. И это служит единственным аргументом немногочисленной защиты Стомахина, принявшей “обвинение” за чистую монету. Почему его судят “за слово”? Что кроется под этими “словами”? Ведь нельзя судить за слово, т.к. по мнению правозащитников российская конституция обеспечивает свободу слова.

И ведь не судят же “за слово” и за “разжигание ненависти” журналиста Максима Шевченко, заявляющего, что евреев надо защищать толькo тогда, когда их ведут в газовые камеры. Судят ли кого-нибудь или по меньшей мере запрещают заниматься журналистикой за “массированное нагнетание атмосферы вражды и ненависти, которое идет [цитата из выступления Е.Санниковой на последнем заседании суда] на всех центральных телеканалах России с многомиллионной аудиторией, к народу Украины, а
также к народам стран Запада и особенно к США; когда на официальном уровне нарушаются не только статьи уголовного кодекса, фигурирующие в процессе Стомахинa, но и статьи из раздела «Преступления против мира и безопасности человечества». Наконец, когда в прямом эфире и даже с трибун Государственной Думы звучат публичные призывы к развязыванию агрессивной войны, a телеведущий центрального телеканала России Дмитрий Киселев бестрепетно говорит о том, что Россия может реально превратить Америку в радиоактивный пепел и даже наглядно показывает, как это может
произойти, и после этой выходки он как ни в чем не бывало остается в своей должности, на своем месте и продолжает выступать в том же духе в эфире с многомиллионной аудиторией.”

Но может быть, разжигание ненависти против нерусских народов (хотя это не уточняется в УК) только приветствуется? Стомахин впервые сказал правду о русском народе и это было названо “разжиганием” . Хотя, если копнуть чуть раньше,--вот как говорит русский поэт Маяковский:

“Пусть
горят над королевством
бунтов зарева!
..........................
Столицы ваши
Будут выжжены дотла! “

Правда, Маяковский был уничтожен сталинским режимом за такие и подобные стихи и выступления, и теперь, вероятно, могут запретить и стихи Маяковского, и их начнут жечь, как во времена инквизиции. Ведь уже “приказали” Рeгинe Лeoнидoвнe, матери Борисa Стомахина, уничтожить несколько старых выпусков РП, найденных при недавнем (еще одном) обыске в их квартире.

А Стомахин более полутора лeт сидит в СИЗО, и все это время суд, не зная как с ним поступить, медленно вытягивал путаные уголовные статьи для его обвинения, привлекая лингвистов и филологов, психологов и разных других “экспертов”, чтобы как-то “доказать” его вину, причем тяжелую, уголовную.

В действительности, дело Стомахина сложнее. Под его “словами” кроется глубокий смысл. Его судят не просто за его призывы к терроризму и даже не за его последние призывы уничтожить РФ, а за то, что он эти призывы полностью обосновал. Всесторонне анализируя русскую (затем Российскую) историю, как и соседних народов, начиная чуть ли не с 12 века, тщательно проведя все возможные и доступные исторические параллели со множеством неотвратимых фактов,Стомахин делает выдающееся открытие, которое он
громогласно обнародовал: в России невозможна демократия. Демократия, подобная демократиям цивилизованного мира. Невозможна свобода и процветание России. Невозможны не только из-за вечной непреходяшей тирании, господствовавшей в русском государстве, но и - самое главное - по причине русского национального характера и национальной ментальности, заложeнных и формировавшихся в условиях тирании, еще со времен Ивана Калиты; через всех следующих Иванов, и достигшей (в те далекие мрачные
времена) кульминации при Иване Грозном, с его массовыми казнями, невиданными пытками , а также жестоким покорением Сибири , затем - Казани и других более малочисленных народов. “Это сплошной, кромешный мрак, ужас, рабство, массовый террор и изуверская жестокость обезумевшего от крови тиранического государства над своими подданными и над имевшими несчастье соседствовать с Московией народами” (из Стомахина). Через Петра 1,-“европейца”, собственноручно казнившего стрельцов, или
вздымавшего на дыбу, при котором Россия превратилась в «кислую от крови избу без окон” - пыточный Приказ тайных дел, как его описывает в “Петре I” Алексей Толстой.
Через Романовых, топивших в крови крестьянские и солдатские бунты; наконец, через Ленина, его революцию, - к самому чудовищному террору в мире—сталинизму. Постоянная тирания кровавых карательных режимов сделали русский народ покорными рабами уже на генетическом уровне. Он настолько мутировал, что уже не способен к перерождению и не может считаться нормальным народом.

Все страны, включая ныне демократическую Европу, пережили периоды тирании. Но все страны теперь развиваются по ликвидации тирании; русские же как раз наоборот: по ужесточению тирании (после кратковременных пост-сталинских “оттепелей”). И это ужесточение, yже на наших глазах, идет с возрастающей скоростью. Россия идет назад в глубину мракобесия, штампуя все новые и новые анти-демократические, драконовские законы. Десятки тысяч людей брошены в застенки неоГУЛАГА и подвергаются если не прямым убийствам, как в сталинские времена, то медленным и изощренным пыткам, нередко приводящим к смерти; или, если удается дожить до освобождения, к тяжелой пожизненной инвалидности. Не прекращается и агрессия против чужих народов (уже последние 20 лет): балтийские страны, геноцид чечeнского народа, короткая победоносная война в Грузии, теперь в разгаре попытка покорения Украины. Украина – последний рубеж: за ней может последовать Европа. Вот кредо рабского русского народа (из комментариев к стомахинским статьям): “Будем в лаптях ходить, но покажем, какие мы сильные”.
Стомахин прocлeдил всю историю протестного движения в России. Несмотря на то, что во все обозримые века были диссиденты, борцы за свободу, за демократию, за права человека, т.е. за права этого самого народа, ничто не могло его изменить: никакие реформы и революции, убийство царя или царских опричников (при хорошем царе), или отдельных одиозных властителей (так возник терроризм), или, наконец, свержение существующего режима, чтобы перейти к другому, более прогрессивному,- все неизбежно через какое-то время приходило к своему “нормальному состоянию”.

И это открытие Стомахина--полная неспособность Российского государства как “сверху”, так и “снизу” перейти от карательно-авторитарного режима к демократическому государству,- привело его к единственному правильному выводу: оно должно быть уничтожено,“ибо идеология свободы - “идеология защиты прав человека”, как называли ее когда-то Сахаров и Боннэр – не имеет в сегодняшней России ни малейшего шанса быть
реализованной какими-либо ненасильственными “мирными” методами”. Оно должно распасться на куски и исчезнуть, освободив все завоеванные им народы, и таким образом предотвратив дальнейшие преступления империи”(Стомахин).

Никто никогда за всю историю русского государства не предлагал полного и абсолютного уничтожения Российского государcтва, ныне Российской “Федерации”, а уж в какие слова облечь это открытие, или, если хотите, учение,- не столь важно.

Блестяще и пророчески высказывается сам Стомахин о своих “словах”:”Этo страшное знание русской истории требует отмщения от всех тех, в ком еще жива совесть. Может быть, руки, сегодня держащие поминальную свечку, завтра будут сжимать автомат - в это пока не очень верится, но дай нам бог дожить до такого счастья! А пока, кроме набата слов, у нас нет другого оружия и другого языка”.

Как многие , скажем, "неприятные” открытия (“Правда глаза колет”), или учения и идеи, стомахинское учение, в корне отличающееся от всех других идей, управляющих мозгами даже лучшей части общества и правозащитников, было встречено “в штыки”, не говоря уже о Кремле с его карманными марионеточными судами и прокуратурой, и - по
выражению Лермонтова- “послушным им народом”.

Но Стомахин – монолит, без тени колебаний, без единой фальшивой ноты и без малейшего отклонения от действительности. И этот монолит не расшатать никакими “общественными мнениями”, репрессиями и пытками.

Напрасно правозащитники уповают на конституцию и взывают к “уважению и соблюдению конституции” в попытке доказать, мягко говоря, несправедливость в приговоре “за слова” Стомaхину . Российская конституция это химера, написанная в основном по примеру западных конституций, о которой Стомахин выразился предельночетко:"Конституция...существует только на бумаге... Законы призрачны и cуществуют как бы в каком-то другом измерении, а отношения с властью просты и грубы донельзя...” Правозашита все больше приобретает иной смысл: придатка (необходимого, хотя и нежелательного) Кремля для обмана Запада. Стоит вспомнить –что уж тут говорить- резолюцию, подписанную такими столпами правозащиты, как Людмила Алексеева и Лев Пономарев на 3-ем съезде Единого Кавказского Форума правозащитников: “мы... объединенные единым стремлением к установлению мира и согласия между народами Кавказа и многонациональной Российской Федерацией, ВЫРАЖАЯ ВЕКОВЫЕ ЧАЯНИЯ НАРОДОВ КАВКАЗА БЫТЬ НАВЕКИ С РОССИЕЙ...”,--и, как пишет Стомахин,- дальше можно не читать.

И неверно также, как говорят некоторые правозащитники, что “Статьи Бориса -это крик души и призывают они к коренной реорганизации России, к ее демократизации”. Это искажeние его идеи, его учения.

Талантливейший журналист, пишущий на прекрасном, богатом литературном русском языке, который теперь донельзя упрощен, изобилует вульгаризмами и до неузнаваемости засорен американизмами, - Стомахин должен провести большую часть жизни, самую активную и плодотворную, в тюрьме с уголовниками -ворами и убийцами- лишенный всех человеческих прав. Но “Агрессивная среда, именуемая Россией, неизменно в течение
столетий уничтожает своих лучших людей - диссидентов, интеллигентов, демократов и либералов, свободомыслящих и критически настроенных к властям. Она не терпит ни малейшего противоречия, выкашивая, уничтожая, затаптывая, засасывая в свою трясину всех, кто не такой, кто отличается, кто привык сам думать и делать выводы, а не покорно маршировать под раскаты сталинского гимна”. (Стомахин)

Учение Стомахина продолжает завоевывать “аудиторию”. Maкcим Eфимов: “Чекистский режим уничтожает Россию, уничтожает человеческое в человеке, уничтожает гражданское чувство, достоинство, свободную мысль, политическую и социальную активность, критическое мышление - всё, что придаёт жизни в государстве смысл. Государство, потерявшее смысл, обречено”. Алексей Широпаев: “ Стремясь к выживанию, империя будет впадать в ещё большую паранойю. Сейчас начнётся агония российского имперского мифа. Она будет мрачной и опасной. Опасной для нас, русских. Мыслящих русских. На них империя выместит всю горечь своего заката”. Антон Ручкин: “ Несомненно, за предстоящие 12 лет правления чекистской номенклатуры, в стране будут окончательно задавлены все мало-мальски серьезные оппозиционеры и уедут из страны (или сядут в лагеря) остатки думающих людей и непьющих умных работяг. Россия развалится, это уже не вызывает сомнений. Наш долг сделать так, чтобы метастазы гниющего трупа
не заразили чистый свободный мир.”

Я повторю фразу из заключительного слова Стомахина на суде: “Никакие их судилища, никакие тюрьмы и лагеря меня не заставят отказаться от собственных убеждений”. И это –истина.

Виктория Пупко, Бостон
Tags: Стомахин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments