March 7th, 2019

bob jr

Три источника и три составных части известного состояния.

Тоска... Но есть ведь словари,
Миры, где слова нет такого,
Где смех с зари и до зари,
Поспят и радуются снова,
Поспят и снова шебаршат,
Поспят и снова куролесят,
Коль осень - листьями шуршат,
Коль март - снежок раскисший месят.
И всё это легко, легко,
Без разговоров об упадке,
О том, что время истекло,
И только боль в сухом остатке,
И голь, и посох, и сума,
И уйма непереводимых
Терзаний, для которых тьма
Словечек в словарях родимых.
©larmiller

Collapse )

Иприт в чайнике. Рабство и смерть на заводе в Чапаевске



"Специального приспособления у нас не было, приходилось доливать буквально из обычного чайника! Так и бегаешь всю смену с чайником, доливая снаряды или бомбы до нормы. В страшном сне не приснится: чайник, в нём иприт плещется! Честно говоря, мы и сами наплевательски к этому относились. Но вот когда привезли людей из Средней Азии... "

Страшная история производства химоружия в СССР. Тысячи погибших, братские могилы, до сих пор неизвестные имена.

Читайте рассказы последних оставшихся в живых рабочих Чапаевского завода №102