July 31st, 2018

"Он с ними разговаривал как с дураками-переростками"



"Сколько его пытались купить, приласкать, ни одной власти не удалось его ни купить, ни окрутить, охмурить. Его трезвый, спокойный, ироничный, наивный взгляд, он же производил впечатление человека простоватого, никакого постмодернизма, упаси боже, говорит довольно простые вещи, подчеркнуто консервативным традиционным русским языком с длинными периодами. Это производило обманчивое впечатление, он производит впечатление действительно при общении человека простоватого. Это была действительно простоватость гения. Он говорил вещи довольно простые. Его письма – отдельный жанр, от письма Брежневу до письма Светлане Медведевой. Из года в год, причем разные адресаты, дети из детского клуба "Бригантина", которые исключили его из своего клуба после его исключения из Союза писателей, безукоризненная интонация, абсолютно точно подобранные слова, ничего нельзя заменить, нельзя подредактировать, человеческое достоинство. Как будто бы он недоумевал, в случае с детьми он объяснял какие-то вещи – это было оправданно, потому что взрослый говорит с детьми, которые поторопились его оплевать, и взрослый не сердится, что они его оплевали, а пытается объяснить, что так делать не надо. И точно так же он разговаривал и с Брежневым, и со Светланой Медведевой. Он им, дуракам-переросткам, объяснял как бы с некоторым удивлением вещи, ему как будто даже самому неловко объяснять такие вещи. "Светочка, – пишет он, – вот этого делать не надо". Не надо в казенный конверт засушенную розу, это неприлично"

Читайте на нашем сайте