May 27th, 2018

don mccullin

Чувство благодарности.

Когда я, в стародавние времена еще был хоккейным болельщиком-любителем, я патриотично болел за наших: Hlinka, Haščák, Marián a Peter Šťastný, Hašek.. были самыми уважаемыми гражданами у нас. И наоборот, главными хоккейными врагами (не соперниками, а именно врагами) для меня была «Sbornaja». С кем бы не играла эта самая Sbornaja я всегда болел за ее соперников. И вполне успешно. Когда эти азбукистанские армейцы получали пиздюлей - я искренне радовался. Уверен, что эти мои восторги и анимозиты со мной разделяли почти все мои сограждане. Те сотни тысяч оккупантов в серых казармах, насраных по всей Чехословакии всегда были не в счет. Даже когда их, стреноженных, робким табуном под покровом ночи в сопровождении фельдшера, вытряхивали из грузовика на заднем дворе нашей больнички. Лечить триппер. Иногда было весело, поскольку единственным из нас, кто без тошноты мог пользовать это зеленое и довольно вонючее говно, был старый спившийся зубной врач, который не знал ни слова паруски. Я кое какие слова парусски знал, но оккупантов пользовать не мог. Тем более, что по всем стоматологическим признакам долбились эти оккупанты со своим триппером исключительно в очко.
Однако, вернусь я к хоккею с клюшкой.
Вот уже четверть века Чехи и Словаки играют отдельно, каждый за себя. От этого Чехи не стали нашими соперниками (за исключением прямых встреч). Даже в прокси-сражениях, когда наши Словаки всё напролет просрали и уехали по домам.
Чехи-то остались и попали четверть-, полу- и даже в финал. И тогда мы всей Словакией дружно болели за них. И против их соперников.
А почему это я про хоккей вспомнил?
А потому, что на бибиси страничке сейчас прочел новость про то, как в Сирии вчера ISIS (паруски игил) в очередной раз насмерть расхуячил табун трипперных путинских ихтамнетов. И какое-то чувство, похожее на благодарность, слегка торкнуло в мою старую, морщинистую жопу. Как и много лет назад, когда бойцы хоккейного фронта (какого угодно происхождения) разгромили краснопузую «sbornaja».