December 12th, 2015

dedpixto

Этот вой у них жопой зовется.

Крымняш тудой:

...а тем временем неподалеку, в славном старинном Таганроге чудеса чудесатятся, нет страньше:
Только вообразите, y них там МЧС занимается тем, что по крохам собирает конфеты для голодающих детей Германии.
Вот ведь поистине, чрезвычайная ситуация, не имеющая аналогов в мире и даже во всей истории человечества.
Ибо даже одна единственная конфета, может быть даже обсосанная, с прилипшим сором и чахоткиным плевком, но от чистого сердца МЧСового чиновнега, собранная для падающих в обморок от голода изможденных немецких детишок восстановит и преумножит честь и славу родины первого в мире музея ОМОНа, Чехова и Раневской, Дурова и Заморыша.
LIMA

Henri Laborit

Doktor.ru напомнил имя замечательного ученого человека:
11 декабря 1950 года химики получили аминазин. Началась революция в психиатрии – теперь миллионы больных не держат годами в стационарах, а пролечив, возвращают в общество.

Заказывал этот препарат не психиатр, а философствующий хирург; испытания вопреки светилам устроили рядовые учёные, безвестные эмигранты на вторых ролях. Панацею от душевных болезней они не нашли, но "настоящих буйных" больше не стало.

Главных героев этой истории создала Вторая мировая война. Хирург Анри Лабори, которому пришло в голову вязать людей не смирительными рубашками, а таблетками, служил на французском военном флоте. 31 мая 1940 его торпедный катер эвакуировал окруженных из Дюнкерка. Немцы потопили корабль, Лабори несколько часов болтался в море. Этот случай навёл его на мысль, что все реакции организма при переохлаждении замедляются, и такой эффект наверняка может сделать хирургические операции проще и безопаснее.

После войны Лабори служил на военно-морской базе в Бизерте, где оказался одновременно хирургом и анестезиологом. Там он оперировал, пробуя комбинации низких температур с барбитуратами и разными веществами, которые усиливали наркоз. Эксперименты заметил главный хирург военного госпиталя Валь-де-Грас под Парижем генерал Жом. Выписанный из колонии Лабори одним махом оказался в одной из лучших больниц Европы, да ещё с возможностью изобретать. И как назло, один из его первых пациентов после удачной, хоть и трудной операции, умер от гемодинамического шока.

Collapse )

– таблеток ещё не было. Укол, а тем более капельница с аминазином бывают весьма неприятны. Не обращая внимания на дискомфорт, Корнелия рассказывала всё, что испытывает, пока не потеряла сознание. Через 15 минут она очнулась в чудесном расположении духа и наговорила собравшимся комплиментов, в её устах звучавших весьма приятно. Испытала Корнелия Кварти и нейролептический синдром, за который больные так не любят уколы аминазина. Но игра стоила свеч. Назвать препарат «нейролептиком», то есть «хватающим нерв», придумал профессор Жан Деле – один из тех, кто сначала был против испытаний. После опыта над Кварти он решился на лечение острых психозов и многое сделал для введения нейролептиков в повседневную практику.

Есть несколько версий, кто и когда стал первым больным, получившим курс аминазина. Вероятно, раньше всех был всё-таки 57-летний парижский рабочий, госпитализированный в декабре 51-го с расстройством поведения. Он ходил по улице с цветком в горшке, приставал к прохожим и произносил в кафе жаркие речи о том, что нынешнее поколение равнодушно к свободе и движется туда, куда ведут. Связали его с большим трудом. 50 миллиграммов аминазина успокоили пациента, через неделю к нему вернулось чувство юмора и он стал заигрывать с медсестрами, а ещё через две недели был выписан как «практически готовый к нормальному образу жизни». Действительно, проповедовать в кафе любовь к свободе он перестал и даже забыл, как это делается.

'Анри Лабори (1914-1995), французский хирург и анестезиолог, инициатор создания и применения первого нейролептика. На доходы от патентов на это и другие изобретения организовал собственную лабораторию, где исследовал регуляцию обменных процессов. В зрелом возрасте - популярный и весьма своеобразный философ. К сожалению, на русский язык переведены только его медицинские труды.'
'Корнелия Кварти (1923-1984), участница антифашистского подполья в Италии, партизанское прозвище "Мимма". Затем - нейрофизиолог и врач-психиатр. С 1949 года работала и жила во Франции. Первый специалист, испытавший на себе действие нейролептика. Считается основателем традиции, принятой и у передовых российских психиатров, испытывать новые назначаемые препараты сначала на себе.'
'Самолет французской военно-морской авиации над базой флота в Бизерте (Тунис, в 50-е годы колония Франции), где в госпитале хирург и анестезиолог Анри Лабори начинал опыты, которые привели к созданию первого нейролептика.'