November 7th, 2015

don mccullin

Rest in Pain

Тушку в шкурке лесина в четверг утром обнаружила горничная в гостинице в Вашингтоне.

Таким образом, в 卐уйлосрандии одной пропагандонской блядью стало меньше.


UPD: starshinazapasaтолько что написал:

Жизнь и смерть настоящего патриота

7 ноября, 13:01
Йоуч! А Лесин-то, оказывается, в Вашингтоне умер. Да мало того, что в Вашингтоне - в отеле Dupont! Я аж подпрыгнул, когда прочитал.
Дело в том, что… Как бы это сказать… Дело в том, что Дюпон Сёркл - это не только престижный район в центре Вашингтона. Это еще и сердце мирового ЛГБТ-сообщества. В каждом втором баре там одни мужики. А в другом каждом втором - одни тетки. Нет, все культурно, без фричества, просто побывать на Дюпон Сёркл для ЛГБТ, это как побывать в Корсуни для единоросса. Это сакральное. Со всего мира едут.
И вот этот единоросс Лесин, верой и правдой служивший Путину, Вставанию с Колен, Величию, Сакральности, Духовности и Православию, верой и правдой убивавший телевидение, журналистику и свободу слова, верой и правдой насаждавший мракобесие, ксенофобию, агрессию, ненависть, и - отдельной строкой - гомофобию, верой и правдой зомбировавший и дебилизировавший собственное население, верой и правдой превращавший свою страну в православный ИГИЛ и Северное Конго, ненавидящее пиндосов и гомосексуалистов, верой и правдой взрастивший Киселева с его радиоактивным пеплом и сердцами геев - вот этот вот настоящий верный пуинтский единоросс Лесин едет умирать - не в Корсунь, нет! - в вашингтонский четырехзвездочный отель в сердце вражеского Пиндостана, километрах примерно в полутора от резиденции Абамы-чмо, в самом центре жизни гей-сообщества всего мира!
Вау-вау-вау. Йоуч-йоуч-йоуч.
Что скажете, патриоты?
Как он вас всех сделал, а? Ай, молодца…
Это вы мечтали умереть в России, идиоты. А Лесин - в Вашингтоне. Рядом с Белым Домом. На Дюпон Сёркл.
Впрочем, тебе, средний россиянин это знать не зачем. Вперед, в колонну по четыре и на Красную площадь орать "Ура" в честь святого праздника седьмого ноября.
А потом в военкомат и в Сирию. За Башара Асада в танке гореть. Там как раз у них все жопой начинает накрываться, наступление захлебнулось, контрнаступление намечается. Как раз пора живота своя положить за святое дело борьбы с игилом.
Так что отель на Дюпон Сёркл тебе не светит.
Мешок в сирийской пустыне. И хорош.
Доброе утро.

ЗЫ: Злорадствую ли я? Нет. Мне правда искренне жаль, что Лесин умер. Я считаю, такие люди должны доживать до своей скамьи в Гааге. И свою жизнь заканчивать в камере для пожизненно осужденных. А не в постели в четырехзвездном отеле на Дюпон Сёркл.
LIMA

"Я вижу Сатану”

4 ноября в Стэнфорде, США, скончался 92-летний профессор Рене Жирар, антрополог, историк и филолог, автор по крайней мере трех культовых для гуманитарного знания ХХ века книг (“Насилие и священное”, “Козел отпущения”, “Я вижу Сатану, падающего как молния”), добрый католик и возмутитель общественного спокойствия. Жирар в 1972 году вытащил на свет божий старинную идею Фрейда об имманентной человеческой природе страсти к насилию и периодических жертвоприношениях как способе избыть эту страсть, чтобы она не превратилась в анархию всеобщего разрушения. Жертва должна быть избранной, единичной, похожей на всех, и в то же время чем-то от всех отличаться. Переживание чувства вины и его вытеснение со временем приводило к сакрализации жертвы, на этом механизме основаны все религиозные культы; в частности, главная идея Фрейда была такова, что отцеубийство привело к возникновению монотеистических религий и фигуры Бога-отца, а добровольная жертва Христа отменила несчастную бессознательную необходимость умерщвлений, одобряемых народным коллективом. Фрейд описывает этот концепт вполне прохладно, в зоне символического, а Жирар – довольно страстно, возвращая подлинный религиозный смысл Распятию.

Убийства как предмет коллективного сговора (или общественного договора) становятся предметом научного интереса Жирара в Стэнфорде, где за год до выхода книги “Насилие и священное” был поставлен психологический эксперимент по превращению добропорядочных студентов в насильников и жертв, как только они оказались изолированы от мира. Речь о том, что ученые довольно длительное время после Второй мировой войны пытались разобраться в том, как стали возможны ее колоссальные жертвы, как запреты цивилизации оказываются легко устранимыми при должных манипуляциях обществом недобросовестными вождями. Описывая поздние 1960-е и начало 70-х, критики Жирара говорят о социальном разочаровании интеллектуалов хрупким послевоенным равновесием, о молодежных бунтах и Вьетнамской войне. Но более правдоподобным – из исторической перспективы – кажется длительное, затянувшееся на несколько десятилетий, изживание травмы фашизма и холокоста: объяснениям трагедии Второй мировой посвящена колоссальная литература по социологии и психоанализу, массовой культуре и коммуникациям. В 60-е добавляются антропологические версии, сфокусированные на поведенческих реакциях людей.

Главная, почти навязчивая идея Жирара, состоит в том, что в любом обществе неизбежно появляется “козел отпущения”, потенциальная жертва, мишень бессознательной агрессии (другое дело, как страны и их лидеры с этим поступают: останавливают коллективное бессознательное желание убить “священное животное” или потакают разрушительным тенденциям). Механизм этой вражды стар как мир и связан с архаизацией обществ, ослаблением роли социальных институтов: чем меньше рациональных мотивов и самокритики в деятельности людей, тем мягче почва для поиска врага, внешнего или внутреннего, тем активнее одобряется практически средневековая охота на ведьм внутри страны, поиски “пятой колонны”, ввод войск на территорию чужих государств под невероятными предлогами, символические суды над инакомыслящими, травля чужаков по признаку национальности или религиозного отличия.

В этом смысле украинская кампания Владимира Путина, судебные дела Сенцова – Кольченко и Надежды Савченко, убийство Бориса Немцова и арест директора Украинской библиотеки есть не что иное, как поиск козлов отпущения. “Лед под ногами майора” начал трескаться в конце 2011 года и уж совсем поплыл во времена Майдана. Страх потери власти заставил кремлевских пиарщиков срочно доставать пыльные папки с инструкциями манипулирования народом и добавлять к советским наработкам пропагандистских войн новейшие знания в области нейролингвистического программирования.

Жирар верил в Бога и предполагал, что христианство спасает человека: тот, кто в полной мере осознает жертву Христа и хоть в слабой мере отождествляет себя с Ним, неспособен на поиски козла отпущения. Все остальное – от лукавого. Заслуга Рене Жирара в том, что он учит людей видеть Сатану и тем самым свидетельствовать момент его падения.

Елена Фанайлова – журналист Радио Свобода,
dedpixto

Блядская многоходовка с уходом от налогов.

dwas comment: А хуйлопское быдло схавает. Даже гордиться будут.

А может задолжал кому-то, вот и "сделал буратину" своим прошлым должникам, чтоб из личных не отстегивать. Времена-то непростые, мало ли когда самому понадобится?

Collapse )
dedpixto

Предпраздничные хлопоты.

Купание, переодевание, и ... вот он, нетленный вождь мирового пролетариата к леворюционному празднику готов.

lenin

А тем временем научные специалисты компартии ленинбурга раскрыли очередной подлый международный заговор госдепа.
Collapse )
dedpixto

Пост за миллион

Почему я перекопипащиваю этот пост Артемия:
Решением Мещанского суда Москвы в пятницу с блогера Артемия Лебедева и владельцев ЖЖ взыскан 1 миллион рублей в качестве моральной компенсации по иску ветерана об «оскорблении памяти о Великой Отечественной войне».


tema написал у себя в ЖЖ
Йу-ху!

Сегодня поговорим о самой священной занозе в нашей стране - о второй мировой войне (крупный эпизод которой у нас называется Великой отечественной).

Я не ошибусь, если скажу, что все, что нам рассказывают об этой войне - тотальная фальсификация, обман, пропаганда и пиздежь. Просто пока об этом не говорят, а через сто лет удивятся, как мы были такими дурачками.

Война - это всегда хуево, это поле для худших человеческих проявлений и качеств. Победитель на войне, разумеется, всегда приукрашает в сотни раз свою доброту и преувеличивает в сотни раз животное поведение врага.

Обычно после войны ну поставят пару памятников (от слова память, куда ж их много-то? Память-то одна) и живут дальше. Но не у нас. У нас сразу надо падать на землю и целовать ее, целовать родную, потому что она родная. А если уж памятник поставят, то относиться к поводу, по которому его поставили, без слепой веры - уже кощунство.

Возьмем Брест. Удивительный город. Каждый век по две-три войны, город постоянно разрушают и уничтожают. А живет. И вот начинается вторая мировая. 1939 год. СССР и фашистская Германия подписывают соглашение о разделе Европы, согласно которому кусок с Брестом уходит нам. Ничего страшного - это же мы, добрые красные воины, мирные советские люди. Город к тому времени был совершенно польским.

Проходит два года. Фашисты вероломно (это самое удивительное слово во всей советской военной пропаганде) нападают на нас. Так как Брест - первый на границе, его первым и захватывают. Что делает население? Население на хую вертело советскую власть, защищать "родину" совершенно не желает. И съебывает в полном составе. Остается только одна Брестская крепость. Почему остается? Потому что там расквартирован советский полк с семьями военных. Куда им деваться, они защищаются.

Именно поэтому Брест - не город-герой (единственный из городов-героев), а крепость-герой. Это официальное наименование: Брест - крепость-герой. Потому что город Брест - не герой, а трус, если раздавать оценки.

Надо заметить, что русский солдат очень гордый, поэтому "врагу не сдается наш гордый Варяг". Мы в этих словах слышим гордость, а весь мир - пример странного самоубийственного отношения. (Подробнее об удивительной истории Варяга в моей заметке про Шотландию - http://tema.ru/travel/scotland/#variag)

Машина пропаганды невероятно преувеличила значение этой битвы. Битвы за город, который мы получили из рук фашистов в качестве куска польского пирога всего за два года до того. Что примечательно, о штурме брестской крепости стало известно только в начале 1950-х. Нашли факт, придумали миф, преувеличили его, и поставили в 1965 году памятник. В том же году был придуман День победы (до этого 20 лет он был просто одной из дат истории).

Си-эн-эн решила сделать юмористический обзор уродских памятников. И включила в него памятник защитникам Брестской крепости (уточнив: "It may not be beautiful but there's no denying its scale and significance", http://edition.cnn.com/2014/01/24/travel/worlds-ugliest-monuments/index.html?iref=allsearch, это совершенно невинный обзор, да и памятник не самый страшный).

""Факты политического авантюризма особенно болезненно воспринимаются в нашей стране. Господа, которые дают такую оценку монументу, не знают, что представляет из себя настоящее лицо фашизма. В Беларуси во время Великой Отечественной войны погиб каждый третий. Наше отношение к Брестской крепости – особое", - подчеркнул Н.Чергинец." - сообщил белорусский Интерфакс.

Сегодня, когда бывшие кгбшники учат русских людей верить в бога, особенно важно напомнить, что надо отделять мух от котлет. Отдельно - подвиг людей, отдельно - качество памятника.

Об этом - мой старый регулярный пост про память и памятники - http://tema.livejournal.com/1400033.html

Памятники Великой отечественной войне один другого безвкуснее. Площади, оформленные вечным огнем - апофеоз брежневской школы архитектурно-градостроительной деградации и непрофессионализма. Стелы, стоящие в каждом районе, ужасны. Самое главное, что стела из обычного сраного бетона тут же становится священной - ее нельзя ни тронуть, ни снести. Хотя по сути она - кусок бездушного конъюнктурного говна. Но все боятся об этом сказать вслух, потому что "наши деды воевали за нас".

Мой дед воевал за то, чтобы не было войны, а не за то, чтобы при виде уродского памятника я падал на колени и плакал. И я об этом всегда помню.

dedpixto

Хозяйке на заметку

Не верьте злопыхателям-русофобам. Не все российские продукты — говно. Вот, к примеру, соль — вполне приличная, соленая! Ну, если прежде камушки и сор выбрать, просеять через ситечко, раза три…