October 23rd, 2014

LIMA

Украинский диссонанс

Мы с моей доброй пани-супругой в понедельник вернулись с курорта. Вот здесь мы были. Уже в который раз, наверное десятый.
Как говорили в старину - были "на водах": спа, массажи, процедуры, маникюры-педикюры, и совершенно великолепное сказочное питание (диетическое или лечебное - язык и палец не поворачиваются назвать).
От интернета, всяких новостей и дискуссий на эти дни мы отключились резко и полностью. Хотели сделать себе экспресс диагностику - есть ли у нас зависимость и если есть, то какого рода - психологического или уже физического. Оказалсь, что никаких наркоманских ломок и нервных сцен не было. Оказалось, что мы, главным образом Я, конечно - пока независимы и интернет наркоманией не страдаем.
Однако, я не ради бахвальства это пишу. Меня зацепило другое. Oчень крепко зацепило, и до сих пор не отпускает. Болит и зудит недоумением. Наверное это тема для долгих и продолжительных размышлений. Поэтому начну здесь и сейчас.
За несколько дней и недель до этого роскошного курортного приключения меня разные незнакомые люди и даже коллеги несколько раз посредством мэйлов просили оказать посильную, гл. образом финансовую помощь в пользу украинских ребят, ценой неимоверных испытаний и потерь освобождающих восточные районы своей страны от чумы русскаго мира, злобного кровавого и безжалостного. В качестве аргументов прилагались страшные описания страданий, боли и лишений, испытываемых людьми в прифронтовых больничках и госпиталях. Мне было мучительно жалко этих ребят, и моих украинских коллег-врачей мне тожe было очень жаль. И я обсуждал со своими респондентами разные способы и варианты помощи: может быть найти оказию и послать какие-то медикаменты, расходные материалы, анестетики, инструменты, может быть попробовать заплатить за них какие-то счета от местных дистрибьюторов... Живые валютные деньги в качестве варианта тоже обсуждались, однако не было уверенности, что они попадут по назначению и не растворятся в предрассветном SWIFT тумане...
Так вот, мои соображения по поводу помощи раненым защитникам и антитеррористическим бойцам были прерваны этой поездкой в Венгрию и отсуствием (умышленным с моей стороны) связи. С начала у меня даже было некоторое ощущение неловкости, как так, там люди погибают за правое дело, за своих сограждан, за честь и достоинство своей родины, а я, благополучный гражданин благополучного ЕС купаюсь и потею в грязевых ваннах и парафиновых конвертах. И тут я услыхал русский язык. Я прислушался, язык этот с некоторыми Х-Г-гха-хга-кающими элементами давал понять, что это украинцы. Целая группа, даже несколько небольших групп. Люди симпатичные, молодые, радостные, загорелые и судя по звездности нашего отеля - далеко не бедные. Потом на парковке я увидел автомобили с украинскими номерами, и тех же людей рядом с новенькими мерседесом, БМВ, лексусом...
Они не были похожи на военных, даже на цивильных ополченцев-защитников своей родины, переживающей страшные времена в своей истории, и просящей со всех сторон помощи и с миру по нитке, бинту или таблетке...
Не было на них ни царапины, ни синяка, ни раны, ни сучка ни задоринки. Холеные мускулистые тела ребят и потрясающие закругления и совершенство линий их спутниц. Они излучали вокруг себя радость, счастье, здоровье, оптимизм.
И я подумал - как в одно и то же время, люди одинакового возраста, гражданства, находясь сравнительно недалеко друг от друга, в восточной Европе - одни на востоке (по своей или не по своей воле), другие немного западнее, (наверняка по своему желанию и без принуждения)...
Однако в каком разном, несравнимо противоположном состоянии находятся их физические элементы - тела да и души. Причем, происходит всё это одновременно. Синхронно, даже в унисон. Одни - окровавленные, изможденные, грязные, раненные и даже умирающие, а другие - холеные, чистые, красивые, нетронутые болью,страданием, лишениями, огнем и сталью, свинцом, медью, врывающимися в эти тела и разрывающими всё на своём пути, вырывающими куски недавно живой еще плоти и убивающими навсегда.
И еще я подумал о тех искренних сборщиках помощи, просителях, авторах тысяч челобитных е-маилов, писем, которым, кажется, проще обратиться к незнакомому зарубежному пенсионеру, эффективно или глупо проживающему свою пенсию, остатки здоровья и своих бренных дней, обратиться к нему куда как проще, чем к молодым, здоровым, состоятельным согражданам, землякам...