May 10th, 2013

don mccullin

Смерть кремлевским оккупантам!

Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам!Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам!Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам!Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам!Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам! Смерть кремлевским оккупантам!

ophtalmo test
don mccullin

Веролом

В одном этом слове вся горькая правда WWII. упрятана. Именно - ВЕРОЛОМНО.
Tочно выразился фурер сталин по радио 3 июля 1941 года.

Потому что и дела кровавые, и идея, и ВЕРА у них была общая. И гитлер совершил этот самый наиподлейший  среди подлецов поступок - ПРЕДАТЕЛЬСТВО.
ВЕРОЛОМНО совершил, потому что мы ему верили, мы в нём души не чаяли, дороже и ближе родного, сиамского брата был, вместе войну эту начинали, мировой пожар единодушно раздували, вместе Польшу курочили, вместе на мировой порядок залупались, дружбу, скрепленную кровью и общим блядством хороводили, а он нам гад, друг родной, брат по оружию такую свинью подложил.
A сегодня это тавро фуражное выбито на лбу между рогами у его последыша,, крошечки хаврошечки Цахеса - он тоже, вслед за своим учителем, усатым упырем-параноиком мгновенно и безошибочно определяет (или назначает) людей и их поступки, и самые страшные и опасные у него - ВЕРОЛОМНЫЕ предатели, они гораздо страшнее и опаснее, чем всякие разные ничем недостопримечательные враги.
Вот только кровавая вакханалия, когда вурдалаки и кадавры всем калганом ломанутся решать кто есть враг, а кто вероломный предатель, эта свинскaя свистопляска на костях в лужах крови в россии, после шестидесятилетнего перекура только начинается.