Previous Entry Share Next Entry
Всемирный День Бориса Стомахина
don mccullin
ded_vasilij
russkiysvet День Стомахина
За него не хлопочет Киркоров. Ирина Прохорова не размахивает чековой книжкой. И Чулпан молчит. И Парфенов, и Пархоменко. И – Шендерович с Улицкой.

Не понимают? Делают вид? Или боятся?

Не понимают немногие. Что тут особо сложного? Что понимать? Что "призыв" сбросить пару ядерных бомб – такой же призыв, как "Боже, пролей на этот Содом огненную серу!"? Этого не понимают? Ну, положим, многие не ума палата, но это-то они, конечно, понимают. Себя пытаются обманывать. Обманывают всячески, но понимают.

Чего боятся? О, есть чего! Боятся общественного порицания. Боятся "У, сука!..". Боятся и санкций власти. Они, санкции, конечно, не замедлят. Кто-то оправдывается как бы не навредить своему "делу". Такой самообман в ходу...

Но в целом, это, конечно, совершенно поразительно! Общество, прошедшее через сталинизм и брежневщину, общество, в котором миллионы, если не десятки миллионов, точно знают что почем, это общество оказывается глухо даже не просто к личной судьбе Стомахина, это бы еще не было так странно – мы люди не добрые, но оказывается абсолютно глухо к его алармизму. Колокол звонит, а они не слышат, не хотят слышать. И понимать не хотят даже совершенно простейших вещей.

Большое дело добиться для узника лишнего одеяла. Без намека на иронию – в самом деле, большое. Только ведь – какой ценой? Если это делается ценой закрывания глаз, то есть по сути санкционирования пыточных условий содержания миллиона заключенных, практики избиений и бессудных расправ, то ведь это – то же самое "мы за ценой не постоим", та же "цель оправдывает средства"... Ведь и сталинисты твердили (и твердят): "Зато войну выиграли", "Зато страну подняли". За что – за то? За сколько миллионов без нужды загубленных жизней? Практика выклянчивания у власти малых дел ценой отказа от дел больших – это же, как вычерпывать воду чайной ложкой, когда надо заделывать пробоину.

"Надо же что-то делать!" не означает, что делать нужно что угодно. Не ЧТО-ТО надо делать, а что нужно. Подыгрывать власти в ее покушении на народ – это не "что-то".

А что надо делать? Две вещи. Первая – та, за что власть убивает Стомахина. Правду говорить, главную правду.

Навального вот власть совсем не боится. Над Удальцовым смеется. И – вы уж, простите меня – над Шендеровичем – тоже. (Что-то часто я стал его поминать, но это случайно – вместо "Шендерович" десяток других имен можно подставить; да практически – любое.) Так вот, никого власть так не боится, как Стомахина.

Потому что он бьет прямо ей в сердце. Правду говорит, много правды, и главную правду: за преступления власти наказание, и страшное наказание, получим мы все. Как соучастники. На том суде, который страшнее Нюрнберга и Гааги.

Сотни миллионов покрывали преступления советской власти – Афганистан, Чехословакию, лагеря, расстрелы... Вот и несем мы сегодня за это за всё наказание. И сколько угодно можем кричать "А я здесь при чем?". Все при чем, если разрешили...

Вторая вещь, которую надо делать, – объединяться. Определять платформу объединения, условия объединения, правила объединения, разрабатывать программу и программу реализовывать.

Но это отдельный разговор – не для сорок третьего дня рождения, из которых в тюрьме Стомахин проводит десятый. За нашу свободу. Оплеванный теми, за кого кладет жизнь.

Это уже давно простейший тест на гражданский интеллект – как относишься к Стомахину? Поставь крестик на шкале: ноль – очень плохо, десять – очень хорошо. Какой поставишь, такой он у тебя и есть – гражданский интеллект.

Власть у нас, правда, не умнее. Каждая новая пытка, которую она устраивает для Стомахина: ШИЗО, из которого он не вылезает, невозможность прилечь днем – это ему-то, человеку с переломом спины, отказ в медицинской помощи, сейчас – "крытка", первая с брежневского времени "крытка" для политического – всеми этими своими шагами власть голос Стомахина только усиливает. Убьет совсем – вы же понимаете, это у нас дело привычное – сделает стомахинский голос совсем громовым. Распинать пророков, скармиливать праведников зверью – себе дороже. Могли бы и научиться. Если б не были дураками.

Но они – это же мы и есть. И как им не быть дураками, когда мы – дураки? Хитрые, себе на уме дураки. За которых и жизнь-то класть как-то странно. Нелепо, будто, как-то... Но... приходится.

Что пожелать Борису в день рождения?

Что тут пожелаешь? Делай что должно? Так он и так делает. Не падать духом? Он и не падает – дух там железный. Постараться выжить? Так это от него вообще не зависит. Что пожелать?

Наверное, только остаться таким же неотклоняемым компасом совести. Нам такой очень нужен. Другого такого у нас нет.  

?

Log in

No account? Create an account