dedo Vasiľ (ded_vasilij) wrote,
dedo Vasiľ
ded_vasilij

Про футбол ( святочный рассказ )

Максим Кац написал "...было отчетливо видно, как работает "техническая" часть системы, — тупо, медленно и неповоротливо. 7-го, похоже, кто-то принял политическое решение запугивать выходящих на площади, но без применения грубой силы, и два дня людей забирали с площадей и увозили в дальние ОВД. Там с задержанными должны были проводить грозные профилактические беседы.
Начальники ОВД во многих случаях даже без адвоката отказывались принимать задержанных или принимали, оформляли по закону и отпускали. На следующий день стали пробовать делать 19.3 (неповиновение), автозаки вообще стали со страшной силой отфутболивать, они проезжали по 2-3 ОВД, пока не приземлялись в одном. Там писали 19.3, но на следующий день в суде всем либо выписывали штраф 1000 рублей, либо вообще "теряли документы".


При виде слова "отфутболивать" мне  вспомнилось, как сорок лет назад, в дремучую совковую пору я по Скорой всю морозную ночь напролет возил по москве незнакомую  бабушку. Но сначала мне удалось ее довольно обстоятельно реанимировать, раскачать, помочь самостоятельно дышать, прийти в сознание..., но в первой же больничке, куда меня послал сонный диспетчер, нас  от ворот повернули взад с тем, что это случай реанимационный, а у них реанимации нетути, и поэтому давай, Вася, вали по профилю.
Во второй больничке реанимация была, но бабушка к этому времени уже сознательно возмущалась в голос и навзрыд, и дежурная, на скорую руку выслушав наши матюги послала нас по полной форме революционной бдительности, дескать, у нас тут реанимация переполнена а ваша бабуля даже и не без сознания вовсе. Так что, валите-ка вы в терапию.
В третьей больничке, куда нас  по радио  послала подменившаяся уже, но не менее полусонная диспетчерша, буквально на самом пороге  бабушка от рaсстройства померла вторично. На этот раз ее организм упорно и бессердечно отказался от любых реанимационных мероприятий. "А мы вам тут не морг, мы вообще мертвецов нихрена не берем, потому что не обязаны, - сказали нам максимально вежливо (вернее, уже только одному мне, оставшемуся, скорбному и злому).
Ну да ладно, сказали в морг, значит в морг. Однако, скоро только  сказки сказываются,   В ближайший морг на Вернадского нас не взяли по причине непрофильной районизации, мыж с Пресни припёрлись, да еще Красной. Но и вернувшись в пресненские скорбные переулки мы снова не смогли расстаться с полюбившейся бабушкой. В ее молоткастом и серпастом паспорте отсутствовала отметка о прописке. К счастью, был декабрь, ночь, холодно и времени для раздумий было хоть куда. Бабушка бы по любому не испортилась, а лишь окоченела и бинт, которым я предусмотрительно подвязал подбородок уже можно было снять.
...К рассвету на Варшавке мы наконец-то расстались. Мою попутчицу приняли-таки в какой-то профильный высоконаучный морг, куда со всей москвы бурными потоками и полузамерзшими ручейками поступали разные никомуненужные бренные человеческие останки. Здесь их приводили в надлежащий вид и затем использовали на гуманные нужды советской медицинской науки и техники. Студенты их резали ножами или сдавали по ним экзамены, а преподаватели под это дело выписывали казенный спирт в больших пыльных банках.

mortuary
Tags: ЖЗЛ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments