dedo Vasiľ (ded_vasilij) wrote,
dedo Vasiľ
ded_vasilij

Category:

"...стозево и лайя"

Тут я, сидя на пенечке и вкусив пирожочка типа "шарлотка" о русском языке замолвлю слово.
Нужная во всяком натуральном хозяйстве штука, она как особо грубый и действенный инструмент. Вон и Gorky Look обдобного мнения.
Если на своем любимом и родном (для моих детей и внуков) любозвучном, тонком и стройном Словацком (Чешском detto) языке я общаюсь с близкими добрыми людьми, делюсь мыслями, чувствами и впечатлениями,  всем стоящим,  годным  и  любезным, то дабы не поганить его негативными или злобными коннотациями, реминисценциями и персеверациями, т.е. чисто для грубой, примитивной матерной ругани, или оскорбления, надо иметь в бардачке пригодный инструмент - грубый, грязный, примитивный и ржавый с пятнами крови, мозгов и говна. И он есть у меня, пока. Этим инструментом я иногда пользуюсь, в минуты злобы и горечи. Да, этот верцайх называется "русский язык". Язык варваров, массовых и психопатических убийц и садистов, пидарасов (в плохом смысле), троглодитов, рабов, воров, развращенцев и мучителей детишок, насильников, душителей, мучителей, предателей, вертухаев, и оккупантов.
Ибо ни для чего другого сегодня он практически не годен. А так это даже удобно. Как у некоторых древних племен и религиозных сект, когда одной рукой они, например, едят, пьют, пишут любовную лирику, дроча мастурбируют, а совсем другой своей рукой, совершенно противоположной, они вытирают жопы (свои и чужие) и выдавливают прыщи на них. Чтоб микробиология с запахами и вкусом каждый раз напрасно не перемешивались.
Можно было бы и посочувствовать монояйцевым носителям исключительно русского языка, как единственного средства вербального и эпистолярного общения. Но я не буду, ибо это целиком и полностью их личная проблема, личный диагноз их ментального и бес культурного оснащения, совести и вкуса. Учитель европейских народов Ян Аммос Коменски так и говорил: Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек.
Еще следует заметить, что инструмент этот везде, кроме собственного заповедника становится вещью все более редкой. Вернувшись в понедельник из поездки по Сев. Италии я впервые за долгое время не услышал ни единого русского слова, ни в публичных местах, ни   в приватных беседах, ни в медиальном пространстве. Что лишь  утверждает меня в моей теории, что добрым, счастливым, мудрым людям ругаться ни к чему, а бывшие там русскоязычники молчали, как краснопузые партизаны, отродясь в родной деревне  неведавшие иностранных слов.
Однако, сам я матерным языком пользуюсь и даже с его помощью матерюсь. И если кто-то вдруг позарится упрекать меня за матерный русский в натуре ага перемат, то лучше пусть сразу заткнет свое ебало и физдипит нахуй без ответа и чести быть удостоенным продолжения дискуссии. Ибо полностью неудовлетворенный кадавр, худой, голодный, злой и убогий всей своей бедной, тощей, несчастной прыщавой монорусскоязычной жопой, даже если ее тыщу раз сморщить в тугодумном пароксизме типа Grand mal, не сможет постичь всей глубины, мудрости и красоты многоязыкого мульти-пульти-культурного общения свободных и достойных друг друга людей.
Howgh.
Tags: Абанамат, вопросы языкознания, шибболет
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author